СМОТРИКИНОХИТ

Смотреть онлайн История Иуды фильм и трейлер

История Иуды(2015)

Histoire de Judas

Рейтинг посетителей:

 2.4/5

Год: 2015
Страна: Франция
Жанр: драма
Режиссер: Рабех Аммер-Займеш
Актеры: Marie Loustalot, Мохамед Арусси, Nabil Djedouani, Рабех Аммер-Займеш и Патриция Мальвуазен
Премьера: 2015-02-07
Рейтинг по "Кинопоиск": 5.8
Рейтинг по IMDb: 5.6

Story of Judas / Histoire de Judas (2015) - Trailer French

Без рекламы в хорошем качестве HD:

Обзор фильма:

Спинозизм в кино vs Теология образа Зрительское восхищение от увиденного впадает в соблазн нового культа и поклонения, что параллельно повышает стоимость кино как эксклюзивного товара. Однако возможен ли кинематограф, преобразующий теологическую составляющую фильма иными средствами, строго материалистическими и имманентными?

Каким должен быть кинематограф, учитывающий всю сложность религиозного вопроса в XXI веке? На фоне теологического поворота в философии кинематографические усилия по осмыслению возвращения вытесненной религиозности видятся неадекватными масштабу вызова актуального положения вещей. Словно что-то изнутри кинокритики и не только ее не способствует радикальной постановке вопроса в духе Агамбена, Бадью, Жижека или, скажем, Квентина Мейясу: Канон постсекулярного в кино еще не начал формироваться.

Организуя мечеть для рабочих, patron вопреки традиции сам назначает имама, чем провоцирует раскол и постепенную политизацию отдельной группы людей. Эстетика экспрессионизма, про вдохновение которой он говорит в интервью , делает фильм движимым потоком как разрастающимся красным полотном. Религиозное, которое как воздух невидимо для субъектов власти, проступает как контуры на поверхности фотографии в силу эстетического напряжения между высказыванием о конфликте и его теологической составляющей.

Художественный зазор между религией и политикой оказывается лакмусовой бумагой, делающей видимой неадекватность современного понимания обеих сфер. Хотя на уровне сюжета Амер-Займеш уклоняется от канонических версий Писания, его подход нельзя назвать апокрифом или альтернативной интерпретацией.

Иуда, который оказался не предателем, а верным другом, проникнутым чувством любви и восхищения перед учителем, выглядит предельно органично, словно так и должно было бы быть. Хотя режиссер и уверяет во всех интервью, что работа над сценарием заняла три года исследовательской деятельности, фильм и близко не похож на результат интеллектуального сопротивления инертной силе традиции.

Скорее изучение потребовалось для того, чтобы найти не новые, забытые детали, а для того, чтобы обнаружить умолчания и пробелы. Но легкий не значит легковесный. Делая акцент на хрупкости и чувственности фигуры Иисуса, Амер-Займеш не упрощает библейское событие, но переводит его из режима сакральное в режим будничное, рядовое. За кадром остаются не только все чудеса, но сам лик мессии постоянно сокрыт накидкой, а его речам почти не уделено никакого внимания.

Композиционно сцена разгрома рынка сделана столь сильно, что предшествующее ей короткое возмущение Иисуса стирается из памяти образом поломанных клеток. Особенно ярко общая немота фильма и немногословие Иисуса проявляется в сцене суда, где говорит практически только Понтий Пилат, а Иисус лишь едва слышно отвечает.

Опять же, говоря о вдохновении от книг Роже Кайуа, Михаила Булгакова и текста неснятого сценария Дрейера, Амер-Займеш скорее берет из них несказанное, заимствуя очень и очень незначительные детали. Один из кинокритиков сравнил художественную строгость и аскетизм этих сцен с работами Штрауба и Юйе, однако несмотря на визуальное сходство здесь не хватает речевой интонации, ритма устного слова, на которых построены фильмы легендарного дуэта. Молчание, недоговоренность как, например, в одной из первых сцен, где Иуда просит товарищей о помощи в защите Иисуса людей у Амер-Займеша компенсируется звуками ветра, шелестом листьев и народными музыкальными номерами.

Именно здесь Амер-Займеш совершает тихую революцию — он практически лишает кульминационный момент христианской цивилизации ее главного оружия: Дискурсивное измерение религиозного заменяется визуальным. Алжирские пейзажи становятся в фильме главным элементом кинематографического образа, где природный ландшафт оказывается важнее сцен проповеди или распятия. Сцена распятия вынесена за кадр, а пустые кресты показаны на таком расстоянии, что на фоне величия гор христианский символизм кажется детским лепетом.

Однако Амер-Займеш далек от попытки архаизировать опыт встречи с мессией, от того, чтобы свести его к утверждению божественности самой природы, уклониться от политико-культурного опосредования.

Апокалиптический тон Агамбена характерен для философской капитуляции перед теологическим вызовом. Фильм Амер-Займеша отвечает на это радикальной сменой парадигмы. В этой перспективе уклониться от религиозной детерминации, значит выбрать не-действие. Или совершенно изменить смысл наставления Иисуса Иуде: Эти слова учителя побуждают Иуду найти и сжечь записи проповедей.

Дискурсивный пласт начал христианского мира уничтожается. Амер-Займеш предлагает не критику и не отвержение истории Иуды и Иисуса. Подобная стратегия вернула бы нас в XVIII, когда религиозность якобы развенчивалась силами разума, а вера исключалась бы как нерациональность.

И метод, которым пользуется Амер-Займеш можно назвать спинозистским. Как опять же показал Спиноза: Тогда лишить силы религиозный эффект значит лишить воображение его слабости — восхищения. То есть наделить его легкостью скольжения взгляда по горизонту, за которым начинается не новая эпоха, но новое самого времени:


Еще кино:

Похожее видео:

Кадры:

История Иуды История Иуды

Вам также понравится

Фильм Вслепую (ТВ), кадры, трейлер
Вслепую (ТВ) (1992 год) Перейти..
Фильм Чужие, кадры, трейлер
Чужие (1986 год) Перейти..
Фильм Кинотюрьма будущего, кадры, трейлер
Кинотюрьма будущего (1986 год) Перейти..
Фильм Сверкающие слезы и ветер, кадры, трейлер
Сверкающие слезы и ветер (2007 год) Перейти..

Новинки у партнеров

СМОТРИКИНОХИТ. Все права принадлежат правообладателям. 2017-2019 smotrikinohit.ru.