Андалузский пес онлайн



Смотри здесь и сейчас !

Смотреть онлайн Андалузский пес

Фильм "Андалузский пес / Un chien andalou" (1929 год) смотреть он-лайн прямо сейчас.

CarPrice

Этот фильм родился в результате встречи двух снов. Что это - тактика шока, символ модернистского видения, мужская агрессия по отношению к женщине? Федерико Лорка, лишь слегка заигрывавший с модернизмом и левыми, был физически уничтожен. Знакомый нотариус убедил ее дать мне необходимую сумму. Потом они рассорились и друг с другом, а еще потом - написали каждый по книге, с рассказом о том, как именно гениален ее автор, и о том, что весь успех фильма, конечно, случился только благодаря ему. Очень натуралистично снято, и по сей день этот кадр слывет "самым жестоким в истории кино. Пьер Батчефф и Симона Марейль в разное время покончили жизнь самоубийством:

Без рекламы в хорошем качестве HD:


Загрузка...










Впечатляющее:




Тогда я обратился к маме с просьбой одолжить мне денег, чтобы самому быть продюсером. Знакомый нотариус убедил ее дать мне необходимую сумму. Я вернулся в Париж. Растратив половину маминых денег в кабачках, где проводил вечера, я наконец понял, что пора браться за. Я встретился с актерами Пьером Баче-вом и Симоной Марей, с оператором Дюверже, с руководителями студии "Бийанкур", где фильм был снят за две недели.

Нас было пятеро или шестеро на съемочной площадке. Актеры совершенно не понимали моих указаний. Я, скажем, говорил Бачеву: Но он не видел ничего такого, что вызвало бы у него нужное состояние, Я уже обладал определенными техническими знаниями и отлично ладил с оператором Дюверже.

Дали приехал лишь за три или четыре дня до окончания съемок. На студии он заливал смолой глаза чучел ослов. В какой-то сцене я дал ему сыграть одного из монахов ордена св. Марии, которого с трудом тащит Бачев, но кадр не вошел в фильм сам не знаю отчего. Его можно увидеть на втором плане после смертельного падения героя рядом с Колено Клер невестой Жанной.

В последний съемочный день в Гавре он был с нами. Закончив и смонтировав фильм, мы задумались над тем, что с ним делать.

Тот как раз закончил в имении Ноайлей съемки фильма под названием "Тайны замка Де" документальной картины об имении Ноайлей Обнаженное оружие их гостях искал фильм в качестве дополнения к программе.

Ман Рей назначил мне встречу через несколько дней в баре "Ла Купель" открывшемся за два года до этого и представил Луи Арагону. Я знал, что оба они принадлежали к группе сюрреалистов. Арагон был старше меня на три года и вел себя с чисто французской обходительностью. Мы поговорили, и я сказал ему, что мой фильм в некотором смысле вполне можно считать сюрреалистическим.

На другой день они с Ман Реем посмотрели его в "Стюдио дез юрскшин" и с уверенностью заявили, что фильм надо немедленно показать зрителям, организовать премьеру. Сюрреализм был прежде всего своеобразным импульсом, зовом, который услышали в США, Германии, Испании, Югославии все те, кто уже пользовался инстинктивной иррациональной формой выражения. Причем люди эти не были знакомы друг с другом. Поэмы, которые я напечатал в Испании, прежде чем услышал о сюрреализме, - свидетельство этого зова, который и привел всех нас в Париж, Работая с Дали над фильмом "Андалузский пес", мы тоже пользовались своеобразным "автоматическим письмом".

То есть, еще не называя себя сюрреалистами, на деле мы ими уже. Что-то, как это бывает, носилось уже в воздухе. Мне хочется сразу сказать, что лично для меня встреча с группой имела важнейшее значение и определила всю мою дальнейшую жизнь. Эта встреча состоялась в кафе "Сирано" на площади Бланш, где группа собиралась ежедневно. С Арагоном и Ман Реем я был уже знаком. Они пожали мне руку, угостили вином и пообещали быть на премьере фильма, который им горячо хвалили Арагон и Ман Рей.

Премьера состоялась по платным билетам в "Стюдио дез юрсюлин" и собрала весь так называемый "цвет Парижа" - аристократов, писателей, известных художников Пикассо, Ле Корбюзье, Кокто, Кристиан Берар, композитор Жорж ОрикГруппа сюрреалистов явилась в полном составе.

Взволнованный до предела, я сидел за экраном и с помощью граммофона сопровождал действие фильма то аргентинским танго, то музыкой из "Тристана и Изольды". Я запасся камешками, чтобы запустить их в зал в случае провала. Незадолго до этого сюрреалисты освистали картину Жермены Дюлак "Раковины и священник" по сценарию Антонена Артокоторая, кстати сказать, мне очень нравилась.

Я мог ожидать худшего. Мои камушки не понадобились. В зале после просмотра раздались дружные аплодисменты, и я незаметно выбросил ненужные снаряды". Бунюэль невысоко оценивал попытки логических объяснений фильма.

Вместе с Дали мы брали все, что только приходило на ум, а затем безжалостно отбрасывали все то, что могло хоть что-нибудь значить" - говорил он в одном из своих интервью. То есть, безусловно, не следует нисходить до попыток традиционной трактовки эпизодов их коллажного сопоставления. Эпатажный и натуралистичный пролог, когда мужчина в исполнении самого Бунюэля, наточив при полной луне бритву, разрезает глаз один из стержневых образов сюрреализма женщине, указывает на прямое, а не опосредованное проникновение в человеческое подсознание.

Логика сна или бреда прибегнем к оксюморонускрупулезно воспроизведенная создателями, не дает ответа на вопрос, в чем смысл прихотливого, как бы случайного сочленения никак - внешне - друг с другом не соотносящихся предметов и явлений.

Евгений Нефедов Великий испанский режиссер Луис Бунюэль поставил 33 фильма, многие из которых навсегда вошли в "алмазный фонд" мирового кинематографа. Он родился в небольшой испанской деревушке в достаточно обеспеченной семье землевладельца. Бунюэль был ревностным католиком, чему, естественно, способствовала его учеба в иезуитском колледже. Однако к 17 годам его взгляды существенно изменились.

Продолжая учебу в Мадриде, Бунюэль подружился с Федерико Гарсиа Лоркой, Рафаэлем Альберти и с другими будущими знаменитостями, увлеченными идеями демократии и свободы. Оказавшись в году в Париже, Луис не на шутку заболел кино. Был ассистентом одного из лидеров французского аванганда Жана Эпштейна.

Дали, - "Андалусский пес", - он превратил в своеобразный манифест шокирующего, эпатажного, не признающего никаких традиций и канонов искусства. В похожем ключе была решена и вторая картина Бунюэля "Золотой век" Наполенные загадочными образами и символами, натуралистическими и сюрреалистическими деталями, эти фильмы вызвали дискуссию в прессе и протесты у консервативной части публики. Кино влекло его все более настойчиво. Начинающий кинематографист приехал на несколько дней погостить к своему другу, молодому художнику Сальвадору Дали.

Он рассказал Дали свой сон: Дали поведал Бунюэлю о своем ночном видении - руке, кишащей муравьями. Друзья решили сделать фильм, который включал бы все эти образы.

Деньги дала мать Бунюэля, через неделю был готов сценарий, а съемки на студии Бийанкур продолжались две недели. Оператором был Альбер Дюверже, работавший у Эпштейна. Одну из главных ролей сыграл молодой премьер французского кино Пьер Бачев, которого Бунюэль узнал во время работы с Этьеваном и Нальпасом. Дали появился на съемочной площадке лишь в самые последние дни, но успел поставить один из наиболее загадочных и шокирующих эпизодов, тот, где герой втаскивает в комнату два рояля, на которых лежат гниющие трупы ослов.

Сновидческий характер образности фильма сближал его с поэтикой сюрреализма, превратившего бессознательное в основную сферу художественного исследования. Бунюэль и Дали увлекались сюрреализмом и мечтали познакомиться с членами сюрреалистской группы.

Мэн Рей и Арагон посмотрели фильм и энергично занялись его судьбой. Бунюэль и Дали были единодушно приняты в группу сюрреалистов, их имена стали известны. С тех пор и поныне первый фильм Бунюэля рассматривается как ярчайший пример сюрреалистского кинематографа.

Сквозь призму сюрреалистской поэтики фильм и должен читаться. Но такая установка вовсе не означает, что сюрреалистские тексты вообще лишены всякой логики. Такая логика сочленений декларирована уже в прологе к фильму, где облако, пересекающее луну, сближается с бритвой, разрезающей глаз, именно на основании внешнего подобия этих действий.

В иных случаях логика внешнего сходства работает более опосредованно и прихотливо. Сразу за этим кадром с помощью наплывов следует целая цепочка, казалось бы, никак не связанных с ним изображений: Муравьи, вылезающие из раны на ладони, по своему внешнему сходству уподобляются крови.

Это необычное уподобление неоднократно встречается в сюрреалистской поэзии. У Бретона, скажем, есть такая фраза: Но муравьи могут ассоциироваться и с другими темами, темой гниения, например. Чисто внешне они часто в картинах Дали уподобляются, например, волосам. Таким образом, переход от кишащей муравьями раны на ладони к волосам под мышкой может читаться как своего рода метафорический сдвиг, нанизанный на внешнюю метаморфозу муравьев, переходящих от ассоциации с кровью к ассоциации с волосами.

Далее по такому же внешнему сходству с волосами в монтаже подверстывается морской еж, как и прочие морские животные, в сюрреалистском бестиарии трактуемый как символ метаморфозы.

Отрубленная рука, с которой играет андрогин, отсылает не только к руке с муравьями, но и непосредственно связана с морским животным часто рука по внешнему подобию соединялась, например, с морской звездой: Так сновидение Дали постепенно погружается в текст, обрастая целым пучком ассоциаций, странных контекстов, основанных на метаморфозе полисемии. Так, чуть позже волосы из-под мышки героини Симон Марей неожиданно появляются на губах Бачева, который стирает линию собственного рта рукой.

Так строятся цепочки подмен: Тема смерти может проступать сквозь самые загадочные образы. Связь Вермеера со смертью активно развивает Дали, мифологизируя одну из характерных черт творчества голландского художника - его страсть к изображению жемчуга.

А отсюда уже один шаг до экстравагантного использования картины Вермеера в фильме, безусловно связанном и с другими вермееровскими мотивами. Героиня, отбрасывающая в ужасе книгу, украшена жемчужным ожерельем. Когда герой гибнет вторично, он падает, хватаясь руками за обнаженную женщину, сидящую в лесу и также украшенную жемчугами. Атропос - имя одной из парок, обрезающей нить жизни сравните с профессией кружевницы. Неожиданно та же тема черепа возникает и в поставленном Дали эпизоде с ослами на роялях.

Сравнение черепа, рояля и арфы многократно будет встречаться и позже в работах Дали: В Студенческой Резиденции Школы изящных искусств - где жили и неплохо проводили время Дали, Бунюэль и - Федерико Гарсиа Лорка имя Лорки просто обязано появиться во первых строках любого рассказа об этом фильме, так заведено - андалузскими щенками презрительно называли южан.

Это прозвище означало "слюнтяй", "маменькин сынок", "недотепа", "растяпа" и. Считается, что некоторые образы в фильме отсылают к стихам Лорки. Малиновская известный филолог-испанист, переводчик даже пишет, что в герое фильма Лорка узнал. Очень сложно понять, как в герое фильма можно узнать кого бы то ни было - но это только глядя со стороны. У них же была там студенческая жизнь, в этой студенческой резиденции, и все они были безумны - также безумны были и. И они дружили все втроем, а потом Дали и Бунюэль сняли фильм, содержавший, помимо того, что им снилось, еще и то, что их окружало.

Потом они рассорились и друг с другом, а еще потом - написали каждый по книге, с рассказом о том, как именно гениален ее автор, и о том, что весь успех фильма, конечно, случился только благодаря. Это очень смешно и довольно печально. Может быть, Лорка бы тоже написал такую книжку - но не успел. Кстати, Лорка - чуть ли не единственный человек, о котором Дали пишет с уважением. В одном месте мне встретилась другая гипотеза о происхождении названия - дескать, есть в Андалусии обычай, по которому смерть человека сопровождается воем пса, оповещающем о скорбном событии.

Это явный бред - не только в Андалусии, но и везде есть примета о вое пса перед чьей-то смертью, и непонятно, причем тут Андалусия. Что же до обычая, то как, интересно, они заставляли собак выть, когда кто-то умирал. Наступали им на хвост? Это квинтэссенция сюрреализма - а кроме молодости и безумия в нем ничего больше и.

И не может. Все, что было потом, все остальные образы, все остальные люди, все телефоны-лобстеры и люди-лампочки - только тиражирование одного и того. Может, "Андалузский пес" еще потому гениален, что он о том, в чем все участники съемки прекрасно разбирались, и чему идеально соответствовали, и только об.

Как и все фильмы, "Андалузский пес" линеен, от этого возникает ощущение если не действия, то хотя бы определенной последовательности образов.

Сновидческий характер образности фильма сближал его с поэтикой сюрреализма, превратившего бессознательное в основную сферу художественного исследования. Влияние фильма на мировую культуру бесспорно, кадры из фильма или стилизованные под фильм используются для оформления обложек книг и рок-альбомов. Кстати, большинство текстов об "Андалузском псе", которые есть в интернете, удивительно безграмотны, бессмысленны и нелепы - за исключением того, что написали сами Дали и Бунюэль.

Важно, наверно, только что он начинается первой - самой известно - сценой и кончается последней, все остальное могло идти в любом порядке.

Важны только сами образы и отдельные кадры. Чтобы снять это, понадобилась куча разных вещей. Но когда мы стали снимать "Щенка", ленту короткую и по части антуража непритязательную, даже у видавшего виды мастера, как он сам после признался, глаза полезли на лоб. Что же нам понадобилось? Ну, например, голый манекен с двумя живыми морскими ежами под мышками.

Или такой грим для Бачева, чтобы казалось, что у него нет рта; затем такой, где на месте рта у него вдруг вырастают волосы - не усы, а именно волосы, как подмышками - нужно постараться сделать похоже! Нам также требовалось четыре дохлых полуразложившихся осла - они должны возлежать на роялях; муляж отрезанной руки, не отличимый от настоящего обрубка, коровий глаз и три муравьиных кучи.

А это один из самых важных эпизодов, с которым долго возились - выливая на ослов клей, расширяя им глазницы ножницами и вставляя в каждую пасть еще по одной челюсти. Актеры совершенно не понимали моих указаний. Я, скажем, говорил Бачеву: Но он не видел ничего такого, что вызвало бы у него нужное состояние, Я уже обладал определенными техническими знаниями и отлично ладил с оператором Дюверже. Дали приехал лишь за три или четыре дня до окончания съемок.

На студии он заливал смолой глаза чучел ослов. В какой-то сцене я дал ему сыграть одного из монахов ордена св. Марии, которого с трудом тащит Бачев, но кадр не вошел в фильм сам не знаю отчего. Его можно увидеть на втором плане после смертельного падения героя рядом с моей невестой Жанной. В последний съемочный день в Гавре он был с нами. Закончив и смонтировав фильм, мы задумались над тем, что с ним делать.

Тот как раз закончил в имении Ноайлей съемки фильма под названием "Тайны замка Де" документальной картины об имении Ноайлей их гостях искал фильм в качестве дополнения к программе.

Ман Рей назначил мне встречу через несколько дней в баре "Ла Купель" открывшемся за два года до этого и представил Луи Арагону. Я знал, что оба они принадлежали к группе сюрреалистов. Арагон был старше меня на три года и вел себя с чисто французской обходительностью. Мы поговорили, и я сказал ему, что мой фильм в некотором смысле вполне можно считать сюрреалистическим.

На другой день они с Ман Реем посмотрели его в "Стюдио дез юрскшин" и с уверенностью заявили, что фильм надо немедленно показать зрителям, организовать премьеру. Сюрреализм был прежде всего своеобразным импульсом, зовом, который услышали в США, Германии, Испании, Югославии все те, кто уже пользовался инстинктивной иррациональной формой выражения.

Причем люди эти не были знакомы друг с другом. Поэмы, которые я напечатал в Испании, прежде чем услышал о сюрреализме, — свидетельство этого зова, который и привел всех нас в Париж, Работая с Дали над фильмом "Андалузский пес", мы тоже пользовались своеобразным "автоматическим письмом".

То есть, еще не называя себя сюрреалистами, на деле мы ими уже. Что-то, как это бывает, носилось уже в воздухе. Мне хочется сразу сказать, что лично для меня встреча с группой имела важнейшее значение и определила всю мою дальнейшую жизнь. Эта встреча состоялась в кафе "Сирано" на площади Бланш, где группа собиралась ежедневно. С Арагоном и Ман Реем я был уже знаком. Они пожали мне руку, угостили вином и пообещали быть на премьере фильма, который им горячо хвалили Арагон и Ман Рей.

Премьера состоялась по платным билетам в "Стюдио дез юрсюлин" и собрала весь так называемый "цвет Парижа" — аристократов, писателей, известных художников Пикассо, Ле Корбюзье, Кокто, Кристиан Берар, композитор Жорж ОрикГруппа сюрреалистов явилась в полном составе. Взволнованный до предела, я сидел за экраном и с помощью граммофона сопровождал действие фильма то аргентинским танго, то музыкой из "Тристана и Изольды".

Я запасся камешками, чтобы запустить их в зал в случае провала.

Вместе с Дали мы брали все, что только приходило на ум, а затем безжалостно отбрасывали все то, что могло хоть что-нибудь значить" - говорил он в одном из своих интервью. Сцена так и не была снята. Можно лишь заметить, что через два года, когда роль Дали была заметно сужена, сюрреализм присутствовал в "Золотом веке" как-то периферийно, как будто вспоминали:

Незадолго до этого сюрреалисты освистали картину Жермены Дюлак "Раковины и священник" по сценарию Антонена Артокоторая, кстати сказать, мне очень нравилась.

Кадры:

Андалузский пес


Андалузский пес


Андалузский пес





Все права принадлежат правообладателям 2017-2018. smotrikinohit.ru | Вий. Правообладателям